Питомник Вега Шелк Русская Псовая Борзая
О ПИТОМНИКЕ НАШИ СОБАКИ ПОМЕТЫ БИБЛИОТЕКА КОНТАКТ ССЫЛКИ
 

Гарна или мой счастливый билет

Своим замечательным учителям
Соловьевым Игорю Борисовичу и
Ольге Ростиславовне с глубокой
благодарностью, почтением и
любовью посвящаю

Думаю, что похожая на эту история живет во многих питомниках, и каждому заводчику найдется, что рассказать о своих самых прекрасных и самых любимых собаках.

Гарна пала 8 мая 1998 года. К этому времени уже было ясно, что она была одной из первых собак, совершенно нового типа по отношению к базовому поголовью псовых тех лет. К тому же, у нее сложилась очень удачливая племенная судьба – она явилась родоначальницей большой группы конкурентноспособных собак, составляющих сегодня несколько типовых полей. А за девять лет до этого…

…весенним вечером 1989 года после долгих уговоров Игорь Борисович Соловьев согласился – таки продать мне черно-пегую суку, рожденную четырьмя неделями назад его благородной Аданой, увидев которую однажды, я твердо решила, что любой ценой буду владельцем ее щенка. К моему счастью, никто из участников этой сделки даже не подозревал в те минуты, в какую собаку вырастет этот 28-дневный самый толстый вертлявый борзенок с ассиметричной тоненькой проточиной на голове, оказавшийся прямо в тот же вечер в моем доме.

Надо заметить, что на тот момент я была новенькой в борзячьем мире и, разумеется, не имела в нем никакого имени. У человека же с улицы практически не было шансов приобрести щенка от Соловьевых. Борзой щенок из этого дома, как правило, мог попасть только к владельцу борзых с солидной репутацией, а еще лучше – к достаточно известному заводчику. Но каким-то чудом на меня это правило не распространилось.

Игорь Борисович Соловьев любил говорить, имея в виду разведение псовых: «Мы ходим в темном лесу». Самым выдающимся кобелем послевоенных лет он считал Чернилу Зомали из английского питомника миссис Парсоу, имел редкие фотографии этого кобеля, в том числе и фотографию ковра (!) с его изображением. В своем разведении Соловьев был, без всякого сомнения, пристрастен своему кумиру и горячо желал достать из пучины кровей именно этот тип борзых. Принципами его разведения были тактически – тотальный аутбридинг и стратегически – накапливание в любом отдалении кровей тех питомников русских борзых, которые имели собак интересующего его типа. На том этапе развития породы это были совершенно необходимые и правильные действия по концентрации генетического материала для будущего селекционного прорыва. Но думаю, что тогда это понимал лишь сам Игорь Борисович.

Удачнейшим приобретением Соловьева для движения породы в этом направлении можно было бы считать Алана Михайловича – сына известного английского чемпиона Михаэля Анжело Киперс (Чернила Зомали x Анжелола Энолам) и финской суки Заиды Липпонен, если бы не одно существенное но. В этом кобеле, по всем правилам наследования, абсолютно преобладала материнская половинка. Алан имел прекрасных потомков, но, увы, практически не репродуцировал своего отца.

Удача пришла с совершенно неожиданной стороны. В русском языке есть замечательная пословица: "на ловца и зверь бежит". Именно так и случилось в нашей истории. Однажды задача, с которой пытался справиться Игорь Борисович Соловьев, разрешилась на удивление легко. Его муругая Леста, рожденная от единственной вязки Корсара из Неуштейна с Утехой Соловьева, несущая по отцу в четвертом колене вожделенные соединенные воедино крови Киперс и Энолам, от вязки с полуфинским и полурусским темночубарым кобелем Мерцаем Мустафой Шамаанен, произвела на свет Божий черную Адану, будущую мать Гарны.

К огромному сожалению, не осталось ее приличной фотографии. Я не стану описывать ее экстерьер, скажу лишь главное – Адана была не современной, а старинной версией русской борзой и обладала той редкой драгоценной степенью породности, которую действительно можно сравнить с аристократизмом. И, возможно, именно поэтому в ней было еще что-то совершенно гипнотически притягательное, что-то такое, что заставляло смотреть на нее подолгу, не отрываясь, как, к примеру, на открытый огонь или на какой-нибудь мерцающий хрустальный многогранник.

Судьбе было угодно, чтобы отцом всех щенков Аданы был Эйк'с Кречет, импортированный из Германии Татьяной Богорад. Четыре раза была повторена эта вязка. От названной пары было рождено четыре помета. Из помета в помет щенки не повторялись, и все они резко отличались от общего поголовья, все обладали исключительной породностью. Это был совершенно новый племенной материал, и это, без сомнения, был настоящий прорыв в российское поголовье псовых борзых собак совершенно новых типов. Здесь я позволю себе вспомнить слова русского писателя Михаила Афанасьевича Булгакова: «… вопросы крови – самые сложные вопросы в мире! Я ничуть не погрешу, если, говоря об этом, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт. Есть вещи, в которых совершенно не действительны ни сословные перегородки, ни даже границы между государствами».

Именно так, безо всяких виз и пошлин по воле Ее Величества Фортуны и страстного желания Игоря Борисовича Соловьева, на любой, самый требовательный вкус, в Россию прибыли собаки именитых европейских питомников «Энолам», «Зомали», «Кипперс», «Фальконкраг». Среди них была моя черно–пегая Гарна. Игорь Борисович утверждал, что она – абсолютная копия Фальконкраг Эсмерарны, находящейся у Гарны в четвертом колене родословной. Я же не могу однозначно отнести ее к какому-нибудь одному типу из перечисленных питомников. Возможно, она выражала своим экстерьером некий гибридный тип, который в последствии уже в потомках дифференцировал на составляющие: «Энолам», «Зомали», «Киперс», «Фальконкраг» и еще «Фантом Лейк» и «Сирхан». Но уже тогда, еще не осязаемо, но достаточно грозно и неумолимо вставал вопрос выживаемости этих новых типов псовых в сильном и по количеству особей и по качеству кровей отечественном поголовье псовых борзых. Очень яркая селекционная победа Соловьева могла быть уничтожена в первой же генерации.

Под угрозой полного поглощения этих новых типов борзых, сильнейшим по крови, консолидированным и на старую Германию, и на классический заводской тип борзых старейшего питомника «Де Норуа» отечественным поголовьем псовых, которое само по сути было поголовьем одного гигантского питомника, в 1993 году первый раз и вопреки своему учителю я сделала первый инбридинг II-II на соловьевских собак. Это был дебют в разведении мой и Гарны, а время лишь подтвердило правильность этого выбора.

С моей Гарной было приятно ходить на выставки. Она была препороднейшим созданием, гармонично сложенной с легкими и просторными движениями борзой сукой. Благодаря своему экстерьеру, она нередко выигрывала породу, сегодня это титул ВОВ. Первыми словами ее выставочных описаний, всегда были – «Исключительно блесткая» или «блещущая породностью» сука. Но это не было ее главным достоинством.

Конечно, всем известно, что русская борзая это – охотничья собака, собака-спринтер. Эта особенность является базой, на которой строится экстерьер русской псовой борзой. И если проводить аналогию с внешним видом спортсменов бегунов спринтерами и стайерами, а также учесть, что порода создавалась для травли в первую очередь волков, т.е. собака должна была быть физически способной, вступить в противоборство с таким серьезным во всех смыслах вольным зверем как волк, можно легко себе представить идеальную русскую псовую борзую. Именно такой, собакой правильной и функционально надежной сложки, да еще с психикой настоящего волчатника, была моя Гарна. Но и это не было ее главным достоинством.

Еще она обладала отличным здоровьем. Щенилась всегда самостоятельно без каких-либо проблем. Ветеринарного доктора видела один раз во время первой прививки и второй раз, когда ее в уже почтенном возрасте насмерть сразил инсульт.

Среди братьев и сестер она практически единственная родилась в гипертипе, и жестко диктовала себя потомкам в любых вариантах разведения. Вот это и был ее главный козырь. Сила ее крови была таковой, что не только ее дети, но и внуки, и правнуки, и праправнуки легко узнаваемы, имеют блестящие результаты на выставках и отлично работают в поле. Есть среди них и собаки, которые абсолютно отвечают забытому названию породы – русский волкодав, т.е. работают по волку, а это сегодня , поверьте, достаточно большая редкость даже в России..

Здесь я позволю себе вспомнить то, что рассказывал мне Игорь Соловьев о съемках сцен псовой охоты в фильме Сергея Бондарчука «Война и мир», когда-то получившем «Оскара». Вначале, для съемок этих сцен был привезен настоящий волк. Но псовые из московского общества, принимавшие участие в съемках, его просто-напросто испугались. Съемки срывались, все усилия хоть как-то заинтересовать борзых были тщетны, и тогда в роли волка пришлось снимать собаку. Сегодня многое изменилось, и свора из черно-пегих праправнуков Гарны имеет рабочий диплом по волку первой степени!

Думаю, что мой рассказ о Гарне был бы не полным и напоминал бы песню самовлюбленного глухаря, если бы я не добавила к ее портрету один очень важный штрих. Я имею ввиду признание исключительных достоинств данной собаки не только мною одной. Оно заключается не в пустых комплиментах, а в том, что крови Гарны широко вошли в породу и стали базовыми в некоторых результативных российских питомниках.

Именно здесь в питомниках Гарна блестяще прошла свою самую серьезную проверку – проверку инбридингом. Мне очень приятно писать об этом, и вы, конечно же, поймете меня, ведь все мы отлично знаем, как опасен этот обоюдоострый прием в разведении, как велика при этом цена возможной ошибки и как драгоценен племенной материал, который не подведет ваше разведение, будучи приведенным в состояние гомозиготности.

Иногда я задаю себе вопрос: Почему же в Гарне имел место столь яркий феномен препотентности? Сыграл ли здесь свою решающую роль неконтролируемый отдаленный инбридинг, или по каким-то причинам, отдохнув положенный срок, уже с новыми силами сам собой пробудился из родословной уснувший некогда исключительный предок, или вообще этому есть непостижимая причина? Как знать? Но думаю, что если этот вопрос поставить перед каждым из нас, ответов будет ровно столько сколько существует заводчиков. Не так ли?

Российские питомники русских псовых борзых, в чьих собаках течет кровь Гарны:

«БАСАНДРИН» вл. Елена Федоренко
с кровями Браслетки и Цаппая Шелкъ.

«БЕЛАЯ ГВАРДИЯ» вл. Елена Савичева
с кровью Цизара Шелкъ.

«БОРЗОЙ РОМАНОВС» вл. Инна Эстрина
с кровями Цизара Шелкъ и Царины Шелкъ.

«ВАСКЕС» вл. Виктор Шиверских
с кровью Цизара Шелкъ.

«ВЕГА ШЕЛК» вл. Мила Пантелеева
с кровью Царины Шелкъ, Цизара Шелкъ, Цаппая Шелкъ, Егора Шелкъ.

«ИЗ ДОМА КАРПОВОЙ» вл. Наталья Карпова
с кровью Цизара Шелкъ.

«ИЗ ПОДНЕБЕСЬЯ» вл. Андрей Фатюхин
с кровью Цизара Шелкъ.

«ИЗ РАЗДОЛЬЯ» вл. Сергей Уваров
с кровью Цизара Шелкъ.

«ОРЛОВ» вл. Светлана Рощина
с кровью Цизара Шелкъ, Царины Шелкъ, Цаппая Шелкъ, Цепкого Шелкъ.

«ЛУННАЯ РАДУГА» вл. Елена Балакирева
с кровью Цизара Шелкъ, Царины Шелкъ, Егора Шелкъ.

«ПСОВАЯ ОХОТА» ГОСПЛЕМПИТОМНИК вл.РОСМИНСЕЛЬХОЗ
с кровью Цизара Шелкъ, Царины Шелкъ, Браслетки, Цаппая Шелкъ, Цепкого Шелкъ.

«РУСИЧ» вл. Ирина Коршунова
с кровью Цизара Шелкъ.

Мила Пантелеева
Россия, Декабрь 2002 года

В раздел Библиотека

 

 
Веб–дизайн © Диоскури